Private Equity по-русски

Фонды прямых инвестиций в СНГ

Что такое PE?

Стандартный перевод этого термина — фонды прямых инвестиций — не совсем точный: слово «private» подчеркивает, что речь идет об инвестициях в частные непубличные компании, т.е. бизнес который не котируется на фондовых биржах.

Сама суть этого бизнеса, если не вдаваться в подробности, довольно проста и банальна – ты покупаешь долю в капитале компании, которую в дальнейшем окупаешь посредством дивидендов и/или её перепродаже по более высокой цене.

3-4 года назад я тоже активно интересовался этой сферой и думал, как же мне в неё попасть. Я шел по очевидному пути – много читал на тему PE, брал курсы западных университетов, мечтал о том, как я буду проворачивать крутые LBO-сделки и т.п.

Каково же было моё удивление, когда уже на практике я понял, что реалии инвестиционного мира СНГ достаточно далеки от западного понимания private equity. В этом статье я постарался вкратце описать местную специфику PE, а также как и почему она отличается от американо-европейских реалий.

Уверен, что всем интересующимся этой темой данная статья будет полезной.

Инвесторы (ключевой момент, влияющий на всё остальное)

Запад

PE-фонды устроены straightforward: есть general partners (GP), которые управляют деньгами инвесторов, и есть limited partners (LP) – т.е. сами инвесторы. Обычно инвесторами фондов выступают институциональные игроки – пенсионные фонды, страховые компании и т.п.

СНГ

Некоторые ведущие игроки устроены по примеру западных, например, небезызвестные Baring Vostok Capital и Elbrus Capital, но большинство PE-like денег сосредоточены в иных руках.

Во-первых, в СНГ распространены кэптивные фонды. Это инвестиционные компании, созданные по-соседству с крупными отраслевыми игроками, чаще всего финансовыми институтами. Примеры – VTB Capital (PESS), A1 (структура Альфа-Групп), Hi Capital (мезонинный фонд МКБ, ныне почивший).

Во-вторых, еще большую распространенность имеют семейные офисы (family office). Это инвестиционные юниты, созданные конкретными олигархами или предпринимателями, работающие исключительно на рост их благосостояния. Очень многие family office являются непубличными для медиа-пространства, но и публичных тоже хватает: Interros Потанина, Onexim Прохорова, AFK Sistema Евтушенкова, A&NN Мамута, Renova Вексельберга и многие другие.

Вне зависимости от того, говорим ли мы о семейных офисах или кэптивных фондах, их основное различие с классическими западными фондами налицо – в их деятельности LP и GP по сути это одно лицо.

Кто владеет деньгами, тот ими и распоряжается: GP это не независимая инвестиционная команда, которая может работать на любого инвестора — люди привязаны к конкретному LP, создавшему фонд.

Фандрейзинг (привлечение инвесторов)

Запад

Задача GP – с определенной периодичностью создавать новые фонды и привлекать под них инвесторов. Это одна из основных компетенций западных фондов, без неё не выстроишь инвестиционный бизнес.

СНГ

Чаще всего задача фандрейзинга перед инвестиционной командой не стоит, т.к. есть один вполне конкретный инвестор – будь то олигарх или финансовый институт. Нередко местные инвестиционщики ищут соинвесторов под конкретный проект, но создание совместных с кем-либо фондов – редкая практика.

Принятие решений

Запад

Т.к. LP и GP это разные лица, то работает принцип «отделения собственности от управления». Инвестиционные решения – прерогатива GP (инвестиционной команды, управляющей фондом).

СНГ

В случае фэмили офисов – финальное решение всегда за акционером. У кэптивных фондов бывает по-разному – чаще всего собирается комитет, где есть представители как холдинговой структуры, так и самого фонда.

Инвестиционная стратегия

Запад

Четкий фокус по стадиям инвестирования – vc (с разделением на pre-seed, seed и early), growth, buyout или decline. Сделать инвестицию, не соответствующую мандату фонда, невозможно.

Также возможен фокус по отраслям, но он столь распространен (большинство фондов являются дженералистами, т.е. берутся за всё подряд, если это выгодно).

СНГ

Местные инвестиционные компании чаще всего ищут активы, обладающие синергией с основным бизнесом их акционеров. Таким образом, они обладают четким отраслевым фокусом, как минимум в первые 5-7 лет жизни. Далее портфель активов постепенно диверсифицируется, и направленность фонда становится менее однобокой.

Что касается стадии инвестирования, то она может быть плюс/минус любой – главное, чтобы сделка была выгодной.

Кстати в США термин PE нередко воспринимается синонимом LBO, т.е. сделки, когда ты покупаешь актив за счет кредитных средств, после чего вешаешь этого долг на саму компанию. У нас эта история значительно менее распространена – для банков СНГ такие сделки выглядят слишком рискованными, плюс активы многих компаний не обладают солидной залоговой стоимостью, что является dealbreaker’ом для большинства банков.

Создание стоимости для акционеров

Запад

У всех фондов есть четкий срок жизни, по истечению которого они прекращают своё существование. Таким образом, для них является обязательным выход из актива (exit) – на одних дивидендах за 5 лет большую IRR не заработаешь, нужно реализовать полный потенциал стоимости, перепродав актив по цене, превышающей цену входа самого фонда.

СНГ

Т.к. юридическая конструкция «аля фонд» применяется у нас достаточно редко, то срок жизни инвестиционных юнитов можно признать условно бесконечным. В такой ситуации перепродажа актива является желательной, но необязательной. Более того, дивидендный поток может оказаться настолько привлекательным, что акционеры невольно подумают — «такая корова нужна самому».

Собственники фэмили офисов мыслят не только в терминах IRR и CoC, для них важен и сам объем ежегодно получаемых денег, которые можно потратить на красивую жизнь.

Доход управляющей команды

Запад

Всё всегда очень четко – есть management fee, это небольшой процент от суммы фонда, который ежегодно идет на выплату зарплат и покрытие прочих административных расходов. Помимо этого есть carry – механизм разделения апсайда, при котором достигнутое сверх-значение IRR делится между LP и GP (это основной источник заработка GP).

СНГ

Механизмы management fee и carry тоже используются, но не всегда. Нередко речь идет о простой схеме з/п + бонусы, где величина последних зависит от перфоманса активов, входящих портфель. Для усиления мотивации партнеры/директора также могут получить миноритарный пакет в холдинговой структуре инвестиционной компании или в конкретном активе, который они ведут.

Автор: Искандер Галимов, Associate, Family Office.

Источник

ПОЗВОНИТЬ